Шумахер о прошедшем первенстве начисто

Шумахер В своем интервью журналу Авто Motor und Sport многократный чемпион говорит о том, каким действительно вышел для него первый после возвращения год в Формуле 1

Возвращение Михаэля Шумахера стало одной из наиболее обсуждаемых тем прошлого межсезонья. В возрасте 41 года германский гонщик, являющийся безотносительным рекордсменом Формулы 1 почти по всем данным, утвердил предложение организации Мерседес и собственного бывшего известного Цивета Брауна – и снова сел за руль.

О том, сколь сложным вышел год 2010 года для заслуженного пилота, произнесено много. Но сам он Михаэль настоящего этапа не сообщал искренно о том, что совершалось в команде и отчего Нико Росбергу удалось выиграть намного более квалифицированного и опытного партнера.

В своем интервью Авто Motor und Sport Шумахер в первый раз предоставляет критичную оценку прошедшему году и сообщает о тех сложностях, которые сопровождали его возвращение в чемпионат мира.

«В любой команде быстрейший из 2-ух пилотов пилот считается ориентиром для партнера, – сообщил чемпион 91 Гран При. – Вы имеете вероятность лицезреть по телеметрии, как он управляет автомашиной, однако далеко не всегда можете применять такие же способы из-за разницы в образах.

Например, я всегда имел превосходство над Нико в оперативных поворотах, а он смотрелся немного лучше в медлительных. Потому, в случае если в скоростном вираже он обнаруживался стремительней, мы исследовали данные – и обнаруживалось, что моя автомашина испытывает там лишнюю поворачиваемость, а его – нет, впрочем имеет даже огромные, чем у меня, углы атаки антикрыльев».

Михаэль признаётся, что техника не раз вручала ему малоприятные подарки: «В настоящее время может идти речь о том, что 3 раза выпускные газы на моей автомашине являлись чересчур жаркими, что вызывало поражение дна. Время от времени воздуховод невольно срабатывал в тех картинах, когда не мог делать этого. Однако не следует забывать, что мы вели реструктуризацию команды по ходу года и одновременной старались равняться за руководителями».

На темпах улучшения MGP W01 не могло не отразиться и осязаемое уменьшение штата команды после ухода организации Хонда из Формулы 1. «Подготовки, которые мы вводили, требовали продолжительного тестового времени, ранее, чем начинали работать, – сообщил Шумахер. – Так как огромная их часть проектировалась еще в ту время, когда конструкция команды была далеко не  подходящей. Перестановок было много».

Михаэль привел много точных образцов того, как технологические неприятности препятствовали ему достигать отличных итогов. Как раз так, к примеру, случилось на Гран При Сингапура: «Контролировать заднюю часть автомашины оказывалось все труднее. Я старался что-нибудь сделать, изменяя угол атаки ведущего крыла, однако видел, что Нико отрывается все далее. При этом у меня получалось более-менее сохранять ритм Рубенса Баррикелло, а позади очень активно наступал Камуи Кобаяши. Через неделю бригада продемонстрировала тест обстановки: к финишу разница в углах атаки у меня и Нико составила 5 C».

Вот еще один образец: «В Спа у меня вообще не работал воздуховод – само собой разумеется, в интересах команды я ничего не стал рассуждать про это при всем народе. В Японии картина повторилась – технология срабатывала в поворотах, лишая меня прижимающей силы. Как выяснилось, случилась машинная неисправность. При этом у Нико никаких неприятностей все эти годы не было. Тогда я даже заявил Норберту Хаугу и Россу Брауну, что настало время поведать о том, что делается».

Тем не менее, в той обстановки мусор из избы заключено все-таки было не переносить. «Мы предпочли обсудить картину внутри команды. Но о многих вещах я сам узнавал только пост-фактум – можете представить, что мне было необходимо чувствовать. И так как такое доводилось по ходу года не раз. Однако я уверен, что в 2011 году такие  обстановки не повторятся».

В отдельности Шумахер заметил, что слики Бриджстоун также принесли некоторые проблемы: ««Покрышки далеко не самым самым лучшим видам подступали данным автошасси, вдобавок к этому, их качества существенно различались от набора к комплекту».

При этом пилот не торопится винить команду и отдает себе доклад в том, что причина всех проблем скрывается не в подлинном, в вчерашнем прошлом. «Когда Хонда ушла из Формулы 1, бригада оказалась в трудной экономической обстановки и обязана была разлучиться с частью работников, – говорит Михаэль. – Остальных хватало на ежедневное действие, но также и лишь, не было никаких исследований на будущее».

Тем не менее, и трехлетнюю остановку в своих представлениях германец также не скидывает со счетов. «Да, мне не 25 лет, а 41 год. Автомашину стала в знаменитой стадии компромиссом, и мне было сложно пилотировать  так, как я бы планировал – в особенности учесть показатели покрышек. Я привык замедлять в заключительный момент и входить в поворот в кратчайшие сроки. В прошлом году это получалось далеко не всегда.

Тем не менее, в настоящее время наша картина значительно лучше благодаря большой помощи со стороны Мерседес. Однако было бы бесхитростно считать, что она сразу позволит нам подключиться в конфликт за титулы. В то же самое время не колеблюсь, что мы сделаем солидный шаг вперед, и в случае если все уложится прекрасно – в 2011-м станем одолевать в автогонках».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *