Ковалайнен желает помочь команде

Ковалайнен
Хейкки Ковалайнен: «Мы узнали, что автомашине не хватает прижимающей мощи, и результаты этого сказываются на аэродинамическом балансе и других вещах, с ним сопряженных.

Финский пилот Хейкки Ковалайнен в своем интервью Autosport сообщает о тяжелом году, который он ведет в составе Макларен, и о желании команды поменять картину к самому лучшему…

Вопрос: В 2016 году и вы, и вся бригада Макларен, встретились с солидными проблемами. Как вам получается сохранять нужный уровень мотивации?
Хейкки Ковалайнен: Не понимаю, отчего, однако я никогда в жизни не чувствовал неприятностей с мотивацией. В случае если было бы иначе, я бы посчитал это как серьезный знак: что я вообще тогда здесь делаю? Я как и прежде выкладываюсь целиком и хочу прийти в число лидеров.

Хочу налаживать команду на войну, чтобы все рвались к более большим итогам. Это мой подход, и мне не нужно себя принуждать. Я всегда так поступаю, и в этом смысле для меня нет особенной разницы, финиширую я 14-м, либо 1-м. 

Вопрос: Тем не менее, в 2013 г по субботам вы сражались за поул-позиции, а в настоящее время предполагаете по крайней мере прорваться во вторую искусную сессию: скорее всего, это воздействует на расположении духа?
Хейкки Ковалайнен: Разумеется, в случае если тебе получается покорить поул, расположение духа приводится. Однако в настоящее время мы наслаждаемся, в случае если пробиваемся в первую десятку. Однако когда мне получается пройти отличный круг и выдавить из автомашины минимум, я собой доволен. Бригада как и прежде грезит о поул-позиции, и люди, которые нас охватывают, пожалуй, по-другому принимают происходящее, – не так, как пилоты. Тем не менее, когда мне получается выложиться на все сто, у меня отличное расположение духа. В случае если нет, то я, разумеется, срываюсь…

Вопрос: В этом случае, вероятно, соревнование с Льюисом  становится еще главнее, так как сейчас ваша ключевая цель – по крайней мере победить партнера?
Хейкки Ковалайнен: Не могу договориться. Всегда сравниваешь свои итоги с итогами партнера, и это правильное сопоставление, так как мы играем на одинаковых автомобилях. И значение нашего соперничества не повысилось, но также и не понизилось.

Я всегда пытаюсь состязаться с Льюисом, стараюсь его победить. А он пытается двигаться стремительней, чем я. Это хорошо. И, по моему мнению, здесь нет разницы, бьемся мы за 14-15-е места, либо за 1-2-е.  Когда мне получается его обогнать, я не имею чувства, что для этого мне нужно выкладываться больше, чем в 2013 г, когда я сражался за поул-позицию либо за наградные места…

Вопрос: В этом году команде не получается до конца разобраться с неприятностями автомашины. Пилотам, пожалуй, также сложнее выбирать опции?
Хейкки Ковалайнен: Да, в некотором резоне. По моему мнению, мы все опробовали, и часто приезжали к тем опциям, который применяем в настоящее время. Вероятно, это и есть сбалансированный вариант, – стало быть, дело в чем либо другом. Возможно, бригада пока в точности не знает, в котором направлении идти, однако, полагаю, мы недалеки к осознанию неприятности.

Мы узнали, что автомашине не хватает прижимающей мощи, и результаты этого сказываются на аэродинамическом балансе и других вещах, с ним сопряженных. На поиск решения требуется определенный срок, и, также, нужно посмотреть на неприятность под иным углом, приблизиться к ней с других позиций. Из-за этого по ходу года мы не смотрим некоторого существенного прогресса – картина не такая обычная.

Вопрос: В самом начале зимних испытаний вы на самом деле не могли знать всей истины о MP4-24, так как непонятно, сколько бензина было в контейнерах у конкурентов, и как они налаживали аэродинамику своих автомобилей. В процессе испытаний в Барселоне бригада понимала картину, и под конец платформы тестов, и в процессе первых автогонок, на вашей автомашине возникало большое количество свежих частей. Однако эти старания, вероятно, не оправдались. Вы согласны?
Хейкки Ковалайнен: Нет, я так не считаю. Полагаю, когда вы так значительно отстаете, то основной прогресс более приметен, первые итоги ваших напряжений заметны лучше. Мы равномерно подтягиваемся, однако в настоящее время отделение очень небольшое, и к любой автогонке бригада продолжает готовить какие-то новинки.

По моему мнению, в Константинополь мы доставили 11 свежих деталей, в Сильверстоуне автомашина обрела обновленный пол, модернизированные детали ведущих крыльев, и динамические колпаки ведущих колес.

Однако нам не получается возвращать по полсекунды на круге, прогресс замедлился. Сейчас хорошим достижением являются 3 сотых сек. Это немного, и заметить это сложно. Когда вы хотите достичь
подходящего баланса автомашины и видите, что допущены основательные просчеты, то в какой-нибудь момент добиваетесь лимита, правильно? Полагаю, как раз это с нами и случилось…

Тем не менее мы можем работать, пытаться различные расклады, в особенности в сфере аэродинамики – обновить пол, плоскости, – чтобы осознать, какой должна быть теория автомашины в 2016 году…

Вопрос: Принципиально осознать сущность разрешенных просчетов, чтобы их не повторить в дальнейшем?
Хейкки Ковалайнен: В общем, да. Это весьма принципиально, и бригада систематически разбирается с неприятностями. Совместно с Льюисом мы провели много времени на автозаводе, разговаривая с конструкторами, со всеми людьми, кто занимается автомашиной, созданной для 2015 года. Мы поделились с ними своими суждениями о действии МР4-24, сообщили о ее несовершенствах.  

По моему мнению, это весьма принципиально, и бригада работает на самом деле внимательно. Вероятно, итоги будут видны не сразу, в каких-либо вариантах не исключен даже класс назад, в случае если мы усвоим, что идем по неправильному пути. Тем не менее я полагаю, что в настоящее время главнее определиться с курсом работы на 2015 год, при этом не заканчивая модернизации MP4-24.

Вопрос: Вы видели, как работает Макларен, когда сражается за победу в первенстве, теперь замечаете, как она работает, стараясь выкарабкаться из прорыва. Насколько видна разница в компании работы в этих жизненных обстоятельствах?
Хейкки Ковалайнен: Для меня большой разницы нет. Когда дела формируются прекрасно, бригада все равно не успокаивается и не почивает на лаврах. Все всегда прохватывают друг дружку, и всегда можно отыскать какую-то область, в которой нужно подтянуться. Так было и в 2013 г, так дело обстоит и в настоящее время. Люди расслабленно подвергают анализу неприятности, исследуют телеметрию, и идут к некоторым выводам. 

Они всегда задают вопросы, и методика решения неприятностей остается прежней. Это меня пару изумило, когда я был на автозаводе и беседовал с экспертами… Полагаю, все в точности также, как и в 2013 г, когда у нас не было особенных проблем, и я направлял на это меньше интереса. Однако в настоящее время я пытаюсь более плотно сотрудничать с командой, пытаюсь осознать, как она работает, и не способна ли я еще чем-нибудь помочь. Это придает убежденность в том, что бригада может оперативно во всем разобраться и возвратится на прошлые позиции.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *